Не вижу!

…Семён Семёнович не желает верить в это явление
и считает это явление оптическим обманом.
Даниил Хармс
«Голубая тетрадь №10»
1934 г.

 

(Давайте разбираться. Часть вторая. С иллюстрациями А. Третьяковой)

Очень долго пришлось бы объяснять, как и что выглядит у щуки. Как она видит, как выбирает объект для атаки, как кушает его. Рассмотреть весь возможный спектр ситуаций невозможно. В данном исследовании (назовём это так…) для нас важно только что она видит и чего видеть не может. А также важно рассмотреть варианты наиболее выгодного положения и проводки приманки с точки зрения удобства её съедения щукой.

В разной литературе на этот счёт писалось разное. И по - разному рассматривались вопросы атак щуки, но на моей памяти не было ни одного случая (во всяком случае, думаю, что подобного рода публикацию я бы не пропустил…) рассмотреть атаку щуки с точки зрения щуки. Пробел должен быть восполнен.
У всего нижеописанного нет цели, дать чёткую информацию по предмету исследования. Причины этому таковы: во – первых, щуки разных водоёмов и областей, несмотря на принадлежность к одному виду различаются, причём иногда достаточно сильно. Мне, например, заметны морфологические различия со средними видовыми показателями почти у двадцати (и это, явно не предел…) «модификаций» щуки Обь-Иртышского бассейна. Причём различия (на мой рыболовный взгляд…) имеют не только фенотипический местечковый, но и генотипический характер. Могу в этом ошибаться, не судите строго. Тем более, что систематизировать и формулировать это, мне пока недосуг. Во – вторых. Исследование носит «поверхностный» характер. Мне кажется правильным задать направление изысканий и систематизации, вместо того, чтобы «выложить» готовые ответы. Опять же, чем больше мы знаем о предмете лова, тем тяжелее ему приходиться уходить от рыболовов. В этом смысле я – всегда был и остаюсь на стороне рыбы. По этой причине считаю абсолютно верным честную борьбу между щукой и рыболовом (один на один – без посторонней помощи, багров и подсачеков) до победного конца, в этом и есть выражение истинного профессионализма, так как и в нелюбви к трофейной фотосъёмке. (Раньше, помнится, мне трофейная фотосъёмка не нравилась пассивно, а с некоторого времени – она мне не нравится активно. Я как - нибудь постараюсь объяснить почему фотографироваться с трофеями - это неверно) Актуальность изложения нижеописанного с вышеописанной точки зрения мне кажется понятной. Думаю, что эти знания, этот угол зрения, заставят многих рыболовов несколько пересмотреть своё отношение к собственным действиям на рыбалке по отношению к рыбе.
Думаю также, что одна трофейная щука (если вы заняты трофейной рыбалкой на трофейную щуку) на миллион забросов – лучший показатель вашей рыболовной несостоятельности.
В то же время – «трофейная рыбалка одного заброса», как действующая, и единственно правильная концепция (это когда при целенаправленной охоте на трофея, вы выполняете минимальное количество забросов и убиваете при этом минимальное количество «нетрофейной» рыбы) - высший показатель профессионализма!
Есть о чём подумать? Кем вы стремитесь себе казаться: матёрым рыболовом – трофейщиком или неуёмно жадным рыбаком – промысловиком?!

Начнём?

Глаз щукиГлаз щуки

Глаз щуки.
А ничего особенного. Глаз, как глаз (если не вглядываться…). У всех позвоночных такие глаза.

Имеют место быть: глазное яблоко, роговица, хрусталик, ирис (радужка), зрачок, глазной нерв, сетчатка и физиологическая жидкость внутри (как-то она называется…).
Ещё есть (как и у человека…) мёртвая зона – место выхода глазного нерва из глазного яблока, где светочувствительных клеток нет. Всё, как у всех. Если бы не среда обитания.

Сейчас внизу пойдут картинки. Не судите дизайнера, он потратил на эти (совершенно ему не нужные) рисунки целый день своей драгоценной жизни. Важно, что на непосредственное рисование в CDR 11.0 ушло не более 15 минут (сей факт, безусловно, говорит о его профессионализме…) – остальное время было потрачено на выслушивание моих объяснений и рассматривание шевелений моих пальцев, силящихся объяснить смысл сказанного. Это само по себе - героизм.

Мёртвые зоны.
Чтобы понять, что может видеть щука, нужно сначала понять, чего она видеть не может.

Начнём с «мёртвых зон».
Первая. Находится сзади. Вы не видите своих ушей. Щука в спокойном состоянии не видит своего хвоста и всего, что за ним. Может быть, она даже не знает, что хвост существует, тем более что другие щуки, ввиду своей врождённой молчаливости, о состоянии её хвоста ничего ей не рассказывают. На рисунке видно, отчего это так.

Вторая. Находится снизу. Видеть «под собой» щука не может. Мешает строение черепа. И шея не гнётся.

Мертвая зона сзадиМертвая зона снизу.

Мертвая зона сверху.Третья. Находится сверху. Рисунок неверен. Был неверно нарисован изначально, а исправить некому (а просить художника второй раз - у меня руки не поворачиваются…воспалённая совесть…). Но «мёртвая зона» сверху есть, правда она значительно меньше, чем это показано на рисунке и выглядит она несколько иначе. Не существенно. Почти.
Стоит заметить, что при прорисовке секторов обзора никто не пользовался транспортиром для измерения углов вершин – исследования и рисование носили «невооружённый» визуальный характер, посему повторю: изложена только суть – переменные подставляйте сами.

Зоны видимости.

Первая. Периферическая. Позволяет щуке определять наличие объектов справа и слева при достаточном уровне освещённости без визуальной актуализации дистанции на объект. Но с актуализацией направления на объект. Судя по поведению щуки перед атакой, этот сектор предоставляет щуке наибольшее количество НЕОБХОДИМОЙ информации об окружающей действительности. Именно находясь в этом секторе, потенциальная жертва «сообщает» готовящейся к атаке щуке информацию о скорости своего перемещения.

Переферическая зона видимостиФронтальная зона видимости

Вторая. Фронтальная. Сектор, находясь в котором объект в наибольшей степени рискует быть атакованным при собственной «правильной» скорости. В этом секторе щука имеет бинокулярное (стереографическое) зрение, как у всех позвоночных хищников, что даёт ей возможность с высокой точностью (лучше сказать: с достаточной для атаки точностью) определить дистанцию и направление атаки.
Вот и закончили со зрением. Коротко и ясно. Некоторые заметят: - А вот ещё боковая линия есть!
Ну конечно есть! Только поверьте (а лучше – проанализируйте и убедитесь…), рецепторам боковой линии в плотной водяной среде – есть чем себя занять… Ведь для всех рыб крайне важно знать всё о «текущем» состоянии окружающей жидкости, а с ней (жидкостью) всегда что – то происходит. Думается, что именно руководствуясь «данными» от этих рецепторов щука (и любая другая рыба) «проводит черту» различия между неподвижными объектами и объектами движущимися в текущем потоке, особенно в условиях критически низкого уровня освещённости. Ведь и человек тоже почти не в состоянии определить дистанцию до препятствия в темноте или густых сумерках, кроме, как наощупь… Эта мысль становиться ещё более «выпуклой», если представить себя идущим в темноте в сильно ветреную и сильно снежную погоду. Глаза тут – слабые помощники… А вот руки – напротив… У рыбы в воде – всегда «ветер» и «снег»… Можете поспорить с этим, но только с кем – нибудь другим. А мне не морочьте голову…

Ещё одна немаловажная подробность…
Все серьёзные рыболовы, специально, а не от случая к случаю, занимающиеся охотой на крупных (более 10 кг) щук сходятся в том, что у щуки с возрастом изменяется форма черепа (изменения имеют именно пороговый возрастной характер), форма роста тела. Было бы логичным предположить (не вникая в причины этих изменений – это мы сделаем позже или в другой раз), что вместе с формой черепа изменяются «мёртвые зоны» и зоны видимости. Тако же как, следовательно, и наличествуют пороговые изменения в моделях поведения и алгоритмах атак. Касаются эти изменения и кормовой базы. В этом тоже есть логика.

Дело в том, что щука весом до 2 кг – прогонистая, с головой меньшего или одинакового с телом диаметра, которая занимает на теле до 1/5 длины. У щуки более 5 кг – пропорции иные, голова занимает в «размерениях» тела несколько большую часть. А у щуки массой более 10 кг – голова – составляет, чуть ли не треть (или даже более…) длины тела. (Эта информация не абсолютна – поскольку масса является здесь производной от возраста и условий существования, в частности от кормовой базы в водоёме обитания и ещё от некоторых показателей…но тенденция – на лицо…)
Соответственно: мелкие щуки могут себе позволить активно утолять свои гастрономические интересы – «гоняться за едой» - это следует только из физиологических возрастных особенностей (и опыта…), - в то время, как крупные - «приспособлены» только для коротких, точных бросков и добычу размером чуть ли не вдвое меньше себя. Экономия – во всём. Ни одного лишнего движения. Ни одной лишней истраченной килокалории при максимальной отдаче. Опять же: большому куску рот радуется…
Крупная щука – идеально оптимизированное природой орудие мгновенной удачной атаки при начальной скорости в 2,5 м/с.
(причем одна секунда для атакующей щуки – бесконечность и непозволительная растрата энергии…)

Ясность в этом есть.
Теперь попробуем логически представить алгоритм нападения. Попробую реконструировать то, как щука атакует. Если бы я был художником - мультипликатором, то смог бы это изобразить, поскольку сам вижу это совершенно отчётливо, но тогда вряд ли я занимался бы рыбалкой, итак было бы чем «развлечь» мозг… Постараюсь тем не менее описать всё это действо словами, а вы попытайтесь представить…

Первый вариант.
Щука стоит в засаде (кстати слово «стоит» - всегда применяется к рыбе, это показательно, чуть позже объясню почему рыбы «стоят»…) и кроме своего носа (передней части верхней челюсти) ничего не видит... «Стоять» (в этой статье я не рассматриваю варианты нахождения щуки «в полводы» и прочие, хотя они есть…) она может только при некотором отсутствии «сдвигающих» факторов, при отсутствии течения, например. Выраженное направленное течение «отсутствует» только в изгибах рельефа и в придонном слое (в озёрах всё это несколько проще…). Там она и стоит. И тут из темноты прямо ей в рот плывёт краснопёрка (это представимо?). Какая реакция? Никакой. Отчего так? А от того, что кроме лба краснопёрки ничего не видно, а сам лоб имеет мимикрическую окраску – это первая причина. А вторая причина – та же, что заставляет щуку стоять, если вы макаете перед её носом блесну – она не может определить скорость перемещения объекта, относительно собственной продольной оси, соответственно, у неё нету ясности, как провести атаку… Атаки не следует. Как видите всё просто… Вы можете помнить школьный эксперимент с проводом натянутым горизонтально. Для того, чтобы определить расстояние до него нужно наклонить голову. А если бы провод при этом двигался от вас или к вам – всё было бы значительно сложнее… Не так ли?

Второй вариант.
Те же условия. Щука «стоит».
Сбоку (спереди или сзади…сзади, даже несколько удобнее…) в зоне видимости, вдоль щуки (или под каким – то небольшим углом к ней) плывёт рыбка… С помощью периферического (бокового) зрения щука определяет скорость рыбки (определить скорость с одним закрытым глазом человеку под силу, если объект перемещается мимо него…тут та же ситуация…), директрису возможной атаки. Для полной ясности не хватает, только чёткого понимания дистанции до рыбки (а сбоку рыбку видно не в пример лучше, чем анфас или «с хвоста», чешуйки переливаются в приглушенном свете солнышка – красота… счастливая рыбка… плывёт себе, знаете ли…) – в этот момент щука начинает «боевой разворот» - поворачивается носом на объект атаки. Как только, в процессе разворота, щука может, используя бинокулярное зрение актуализировать дистанцию, она атакует. Бросок. Щелчок челюстями – рыбка, схваченная поперёк - в зубах… Вку-у-у-усная… Косвенным (я поостерёгся писать «прямым доказательством», хотя считаю его именно «прямым»…) подтверждением этому варианту служит общеизвестный факт захвата щукой жертвы «сбоку», «поперёк» - она хватает её так, как видит, и только потом разворачивает жертву во рту головой вперёд.

Третий вариант. Это когда щука – немножко снизу, а рыбка немножко сверху. В – целом эта модель укладывается во второй вариант с небольшими дополнениями.

Может быть, что есть ещё варианты (а они есть), но чаще всего они должны укладываться в два вышеописанных. Так уж всё устроено.

Каковы выходы из этих исходов?

Важно понять, что имеет прикладное значение, а что – нет. В этой части своего исследования, также, как и во всём вышеописанном позволю себе изложить только тенденции и суть…

Факторы профессионализма рыболова, положительно влияющие на вероятность продуктивных поклёвок трофейной щуки.

  1. Проводка должна осуществляться в зоне видимости щуки. Установить зону видимости (степень прозрачности воды) можно, если, например, сунуть голову в воду и открыть глаза. Сам я так не делаю – обычно хватает информации на поверхности.
  2. Проводка должна осуществляться вдоль рыбы на её глубине или чуть выше. Лучше, если ваша приманка появляется в зоне видимости щуки сзади. (Вы же понимаете, что в подавляющем большинстве случаев вся рыба стоит головой к течению?…)
  3. Скорость проводки должна быть наименьшей, позволяющей «удержать» приманку на заданной глубине в «нужном» вам месте. Выбирать приманку нужно именно из этого принципа: какой из наличествующих в арсенале приманок вы сможете осуществить «рабочую проводку» на участке предполагаемого местонахождения щуки с наименьшей скоростью… Из этого следует, что «тонкие» варианты настройки огрузки приманки дают серьёзное преимущество рыболову при сохранении «упористости» приманки в виде константы. Уменьшением – увеличением огрузки вы можете (!!!) добиться даже «эффекта зависания» (!!!) приманки в выбранном слое воды, при этом подъёмную силу будет создавать несущая леса (её общая парусность) и упор приманки, а уравнивающее опускающее действие будет оказывать груз. Это – идеал проводки, верх профессионализма – остановить «работающую» приманку там, где вам требуется!!!
  4. Не следует стремиться сделать «рабочую проводку» максимально длинной – это не нужно и невозможно. Следует стремиться сделать «рабочую проводку»!!! По опыту можно заметить, что «рабочая проводка» не превышает, а чаще наоборот, 10 – 15 метров. При попытках более «длинных» рабочих проводок приходиться увеличивать скорость приманки или варьировать расстояние от дна, что неверно и преступно.
  5. При осуществлении «ступеньки» в джигитовке «пауза» должна обеспечивать наибольшее время нахождения приманки на «правильной» глубине. (Многие джигеры - тяжелятники сетуют: – Берут одни «шестёрки»… А от того и берут одни «шестёрки», что явный «перегруз». Крупной щуке просто не хватает времени на атаку. Она не может «взять» с пола, для этого ей нужно встать вертикально хвостом вверх, а такая неудобная стойка – выход из придонной зоны разрежения, ведь щука массой 10 кг – около полутора метров в длину. И не может она «гоняться» за прыгающим виброхвостом… Именно НЕ МОЖЕТ! Не бойтесь тратить время на «падение» джига – ваше терпение окажет вам добрую службу. Смотрите также п. 3. Добивайтесь «эффекта зависания»!)
  6. Не позволяйте производителям приманок «ловить за вас»… Конструктивными особенностями производимых ихтиоморфных приманок (воблеры разных степеней плавучести, увеличение в приманках «шума» и световозвращения) они увеличивают вероятность поклёвок, но очень серьёзно понижают ваш класс!!! Им выгодно чтобы вы ЧТО – ТО и часто ловили, но для трофейщиков ловить это ЧТО - ТО - противопоказано!!! Нужно ловить то, что вам нужно!!! Результат рыбалки должен быть спрогнозирован (ещё правильнее было бы сказать: спланирован…) ещё до рыбалки!

Можно ещё поговорить о различиях в фокальных расстояниях при различных уровнях освещённости. Об инерции зрения и влиянии на него особенностей распространения света под водой разных химических составов. Можно продуктивно, смело и многословно порассуждать о причинах атак на неихтиоморфные приманки. О скорости (времени) актуализации направления и дистанции атаки в различных условиях (при наличии или отсутствии течения, при условно ламинарном течении или течении со сложными турбулентными составляющими), что, бесспорно, может повлиять на решения задач по скорости равномерных проводок и задач о паузах в джигинге и твитчинге. Но пока это только в труднопредставимых планах.

«P.S.» - обещал доложить почему рыбы «стоят» - получайте… Если бы рыбы «лежали» на дне – их жабры забивались бы разнообразным мусором, имеющим больший удельный вес чем вода, но достаточную подъёмную силу для перемещения по течению – а это рыбе не нужно (есть ещё и другие причины…)… У самого дна в проточных водоёмах существует слой (обычно «толщиной» до 20 - 30 см) в котором течение не имеет прямолинейной (прямой или обратной) направленности – перемещаться или «стоять» в этом слое рыбе «экономически выгодно» - она почти не тратит сил и энергии на сопротивление течению. Именно в этом слое и надо её искать, причем стоит помнить, что этот слой есть везде, где проточная вода соприкасается со статичным грунтом, то есть и у берега тоже…

 

Удачной рыбалки!

Станислав Гайсин
«клюёт»
г. Сургут
2004 - 2007 г.

 

В раздел "Почитать" Страничка С.Гайсина На Главную